polar4x4@gmail.ru


17 июня 2002 - трофи-рейд

В день двенадцатой годовщины российского суверенитета 12 автономных (Мурманск, Мурманская область, Москва) экипажей стартовали из г.Мурманска в трофи-рейд «Поморский берег». Сосредоточенно-серьезный вид новичков просветляло солнце и напутствия празднично-расслабленных ветеранов. «Ребята! В трофи - не дрейфь! Буду вас встречать в Умбе к воскресенью, с бригадой ГТРК!» - обнимался с отъезжающими Сергей Гладинов, компанейский парень и классный водитель мурманского телевидения. В «Арктик Трофи» он на голом стандарте не раз пролезал там, где экипажи «навороченных» джипов разматывали лебедки.
Старт, движение по асфальту в п.Ревда, к предгорьям Ловозерья. Первые проблемы. Дефект сборки КПП Мончегорского экипажа, обрыв приемной трубы выхлопного коллектора у Мурманского. В общем, нормальное начало.

На заправке в Ревде штурманы лихорадочно подсчитывают расход топлива. Вдали от жилья бензина нет. Пока экипажи заправляют машины и докупают продукты Толя Еремеев пытается найти еще пару-тройку передач в КПП к имеющейся в наличии четвертой. Находит... но только 1 и 2.

В 16 часов начинается подъем на километровые вершины Ловозерских Тундр. Первая попытка «оторваться»: экипаж ГАЗ-69 (борт №10) с мотором и трансмиссией «Мицубиси-Спахара» вдохновляется с ходу проскочить снежник длиной метров 25. Сергея и Дмитрия сносит на камни. Ребятам приходится соглашаться на помощь москвича Ильи Барсукова (борт №4). Высотомер его GPS*a показывает высоту свыше 1000 метров над уровнем моря, что совпадает с отметками на карте. Снежник так и не взят. Наигравшись в снежки по жидкой морене берем в лоб крутой подъем. Набухшая от таяния снега мешанина песка и мелких камней засасывает колеса не хуже, чем болото. С отвесного 200 метрового обрыва открывается вид на многие десятки километров вокруг. Не видно отсюда лишь загадочное Сейдозеро. Снежные человеки и инопланетяне так же не встретились, а ведь если верить Интернету - тут их как собак... Ну да ладно.

Спуск с отрога к ручью добавил адреналина тем, кто здесь впервые. Начало СУ «1000 Ручьев». Впереди 40 километров добротно размытой и «убитой» дороги с форсированием большого количества больших и не очень ручьев, речек и луж. Вечер полярного дня. Ехать еще часа 3, но солнце-то не заходит! Что радует.

19 часов 10 минут. «Легенду» в зубы, руки - враспор по дугам безопасности. Вперед! Бах! Отлетел амортизатор - не в счет. На Бахе да не бабахнуться?! Удар сзади гасит изогнувшийся бампер из трубы. Погоня за обидчиком. Выяснение отношений. Версия стандартная: не просохли тормозные колодки. Устранение соперника ни в чьи планы не входило. Примирение.

Азарт скорости разбросал участников по трассе. Первые финишировавшие разбивают лагерь. У одного из спутников экипажа Лендровера с бортовым №0 - «Зеро» - Михаила Сухотина - сегодня день рождения. Неистощимые на приколы братья Земляновы дарят имениннику охотничьи лыжи. Тот, встав на них, порывается тут же отправиться на поиски отставших машин. Благороден порыв, но тяжело Мишане: снег остался высоко в горах, да и то местами. А вот и первые потери. К поломке КПП Мончегорского УАЗа добавляется сожженное в бродах сцепление, прибыли в лагерь на веревке. Таковы итоги первого дня пути.

Утро 13 июня встретило прохладой. Озноб гасится крепкими напитками (чаем, например), и по машинам. От заброшенной лесобиржи в местечке Пунча начинается 37-километровый спецучасток до пос. Октябрьский. На этом отрезке рейда потеряться сложно. Направление между Умбозером и железной дорогой, местами приобретающее очертания дороги, одно - на юг. А потом резко направо, простите - на запад. И буквально через 15 км - жилой поселок, с магазином. Благоразумные организаторы заказали гостеприимным хозяевам местного «мотеля» завести горючее. В таких путешествиях оно актуальнее магазинных товаров.

Однако расслабляться нельзя. Во-первых, за бортом всего +10 с ветром и дождем. Во-вторых, впереди еще 55 километров ну очень каменистой лесовозной дороги. Хочется побыстрее на юг, к теплу, к морю. В свободном режиме экипажи идут по легенде в лабиринте старых лесовозных дорог. Впервые остаемся абсолютно одни. Четко придерживаемся указаний «легенды», и она выводит нас на заброшенный аэродром. Самостоятельно, как выяснилось позже - и все остальные участники, разбираемся с опечаткой в дорожной книге. Асфальт ВПП с грунтом никто не перепутал, все поехали правильно. Скоро минет два часа и сорок километров пути, как никто не нарушал нашего уединения. И вот те на! Навстречу - понимаете, навстречу! - движутся три экипажа: братки-«желтки» (ГА369-Мицубиси), отец и сын Ивановы («Нива») и «Буханка» из Ревды. Пытаемся выяснить, как это нас всех так угораздило заблудиться. Сопротивляюсь стадному чувству ломануться за большинством и расспрашиваю их об ориентирах. Оказывается, народ ехал, пока впереди были свежие следы знакомых протекторов. «А мы - по легенде» -ехидничаю я. Начинаем приводить доказательства правильности выбора своих направлений. Выясняется, что шум ветра в кронах деревьев принимался за шум реки, были у них и другие подобные ориентиры. Спор разрешает женщина. Удивлены? Да, женщина. Девушка Тоня просит подождать нас, пока она сбегает вперед, километров так за пять, уточнит спорные моменты и вернется. Вы отпустили девушку одну в дикий лес?
По «легенде», до финиша в хуторе Муна всего лишь 15 километров. Уговариваю всех ехать за нами и, действительно, в 20.30 оказываемся в пункте назначения. В нежилом (соглдасно карте) хуторе обнаруживается не менее трех в дым пьяных, но вполне живых обитателей. Старший из них, Дядьваня, приглашает попариться в баньке «по-черному» и располагаться на отдых. Что незамедлительно делает сам, расположившись на травке.

Подъезжают и остальные. В эту долго сидели у костров. Кто ближе знакомился, кто подпевал москвичу Антону Якушеву:
На параллелях на седых, Твои костры, твои следы...
К утру лагерь забылся в тревожном сне перед последним броском к поморскому берегу. День третий, 14 июня. В 11.00 форсируем в брод реку Муну. Это, на сегодня, единственное препятствие, заставившее остановиться мотор «Нивы». Захлебнувшую ся машину вытаскивают на берег. Сушка, профилактика, мотор «откачали». Боевые расчеты заняли свои места. Наш экипаж пополняется. С внедорожного автобуса-рейдера ГАЗ-66 к нам пересаживаются финн Тойво и русская переводчица Тоня.

Наш пилот Слава в своей манере полетел по пересеченной местности. Успеваю лишь предупредить пассажиров о необходимости крепко держаться, чтобы крепко не удариться. Местность вокруг довольно быстро перестает сходиться с ее описанием в «легенде». Что ни поворот - то координатные точки GPS. У нас же из навигации - только спидометр, к тому же занижающий реальный пробег из за нестандартных колес. Начинаем плутать. Догоняем лучший по проходимости среди советских легковых автомобилей «запорожец». С удовольствием наблюдаем, как он, полностью груженый, удачно объезжает камни. Вдруг на небольшом подъемчике «ЗАПОР» встает и начинает катиться назад. Как раз на камень! Поддоном двигателя! Удар! Из образовавшейся дыры черной кровью вытекает масло. Выходят казаки-«запорожцы». Начинаются взаимные расспросы: как быть - куда ехать. В это время нас настигают «желтки» на своем «ГАЗ-Мицубиси». Спрашиваю их: «Спидометр работает?». Ответ: «Встал, в рот ему капот!». По версии «запорожцев» за Муной надо было развернуться. То есть едем не туда. Разворачиваясь на очень узком месте, мы сгоряча подхватываем с земли и замолачиваем между глушителем, рамой и карданом павшую сосенку. Останавливаемся. Рассматриваем мою топографическую карту. Но по словам тех же не очень трезвых «казаков», можно было и не разворачиваться. В сердцах смещаем ЗАЗ в сторону от колеи. Оказав посильную помощь канистрой масла и «холодной сваркой» рвем колеса дальше. Надеемся, что на юг.
Последние попытки сличить схему движения с реальностью вызывают легкий холодок в душе: счетчик километров совсем замер. Продолжаем плутать по отрогам горы Соммер, пока в голове не выстраивается ассоциативный ряд: sommer - лето - солнце - полдень - солнце на юге - часы на руке. Учитывая широтное склонение, вижу, что едем четко на север - совершенно в другую сторону. Перепроверились по компасу. Точно. Тоня на этот раз все же сбегала к реке и выяснила направление течения.

При всех симптомах общего топографического идиотизма дружно определяем, что мы совсем недалеко от проезжей дороги. Выезжаем на нее так, чтобы солнце жарило правое ухо, а после проезда поселка Восточное Мунозеро - светило точно нам в лоб. Теперь не потеряемся. Экипажи повеселели. Финна рассмешил вовремя рассказанный анекдот о том, как «до Таллинна теперь далеко». Вероятно, сказалась близость финского и эстонского менталитетов.

Западнее Сень-горы находим в "легенде" координаты GPS. А зачем? Из всех приборов навигации в наличии только компас. Но с радостью осознаем, что вернулись, наконец, на трассу рейда в отметке «кордон». Здешнего Кузьмича не видать, но присутствует масса собак. «Тогда считать мы стали раны, товарищей считать...» Спидометры обеих машин выведены из строя. На псевдоГАЗ-69 Сергея и Димы оторван глушитель, подклинивает водяной насос и гидроусилитель рулевого управления. Топливо на исходе. Вывод: уходить дальше, на участок лесоповала, где основными средствами навигации являются GPS и одометр - опасно. Решено уходить по дороге на в поселок Умба.

Судя по следам, мы сюда подъехали первыми. Ждем остальных. Подкатывают снежногорцы (Юрий Санин с супругой и Павел Смельцов, борт №14). Сообщаем о наших намерениях, чтобы нас не потеряли.

В Умбе сварщик Андрей из местной мелиорации реанимировал «желтковский» глушитель. «Как море? Купаетесь?» - приставали мы. «Не сезон. Но народ после двух стаканов плывет» -отвечает сварных дел мастер. Поднимаем взгляды к палящему солнцу и видим корпус транспортного средства без колес на крыше ремонтного бокса. Это уменьшенная алюминиевая копия бронетранспортера под названием «Патруль».

«Вот бы в такой кузовок затолкать путевые движок и трансмиссию. Тогда бы на нем можно было закольцевать Кольский полуостров» - мечтает Сергей Лавренов, уже немало совершивший за свои неполные тридцать лет от роду. Например, за три месяца до начала прошлогоднего «Арктик Трофи» вместе с напарником Димой Плотниковым построил свою теперешнюю машину. Искрящееся жизнелюбие и оптимизм Сергея вселяет надежду на то, что ему любая задача по плечу, а неприятности по барабану.

Ремонт закончен. Дозаправляемся всем необходимым: впереди еще много всего. Около 30 километров отдыхаем, двигаясь на восток по асфальту. Меняю водителя за рулем. Слава мгновенно вырубается и не чувствует, как кабина наполняется красноватой пылью. На грунтовке после Кузреки едем в желто-розовой пылевой завесе. Почти полностью теряется видимость. Требуется приличная дистанция, чтобы хоть что-то разглядеть и не задохнуться. Но настроение отличное: полный бак, работает мотор, и справа гладь воды до горизонта. Белое море. К 19.30 въезжаем в Кашкаранцы. В районе маяка выходим наконец к малосольной воде. С нетерпением умываюсь. Бриз приятно освежает красное от пыли и загара лицо. Даже захотелось отметить долгожданное событие. Но впереди еще 18,5 км песчаной дороги между лесом и морем, мимо аметистовых жил мыса Корабль. Там мы и остановимся на ночлег. Белые ночи (вернее Полярный день) слабо располагают ко сну. Да и жалко терять время на сон, когда наяву нас окружает такая красота.

Однако, завтра нас ожидает спортивная программа. Ее результаты учитываются отдельно и не повлияют на выбор по Гамбургскому счету Лучшего экипажа трофи-рейда. Народ, оправившись от аметистовой лихорадки, занялся машинами. В подготовке мотора и подвески более других выложился Дмитрий Плотников. И на все оставшееся время рейда получил прозвище «джинн из желтой машины». Как только отпадала необходимость в нем, он засыпал, но стоило к нему прикоснуться, начинал «бренчать» ключами с видом «слушаю и повинуюсь».

Утро 15 июня выявило трех осмысленно отчаянных водителей: Сергея Лавренова, Глеба Землянова и Юрия Санина. Именно они на глазах у изумленной публики штурмовали 45-градусный уклон. По предельному градусу забрались на холм Сергей и Глеб. На УАЗе (по паспорту, максимально преодолеваемый уклон 37*) карабкаться на запредельный подъем решился только снежногорец Санин. Жутковато выглядела остановка машины почти на самой вершине. Юрий изрыл весь склон, но заехать на вершину смог в результате только по пологой траектории. Остальным участникам это мероприятие показалось крайне рискованным. Им оставалось восхищенно рукоплескать, наблюдая, как машины вместо того, чтобы опрокинуться назад, вопреки законам физики ползли вверх по склону.

Илья Барсуков (борт №4) и Сергей Виноградов (борт №1) тоже взобрались на этот холм. Только первый ночью, без свидетелей, а второй - под занавес соревнований, едва успев проснуться. По радио сообщили, что готовы трассы пляжной и дюнной гонок. Заадреналиненный народ на этом этапе окончательно съехал с жалкого подобия колеи и понесся по линии прибоя. На пляжной гонке вперед вырвались снежногорцы. Но мы, борт №2, потеряв глушитель в промоине впадающего в море ручья, ничуть не разочаровались. Наоборот. Помогли «желткам» пресной водой для системы охлаждения (лопнул патрубок радиатора) и окончательно очаровались беломорскими видами и воздухом. А подкативший следом Сергей Виноградов в эйфории даже исполнил в управляемом заносе вальс. Потом оба безбашенных Сереги открыли купальный сезон (t воды = 12 *С). Трусы, как водится при нырянии сползли. Да здравствует здоровый трофи-эротизм!

Пляжную гонку сменяет дюнная. Снижаем давление в шинах и едем дальше «а-ля Париж-Даккар», увязая колесами в песке. В дюной гонке (3 круга по 0,5 км) победили братья Земляновы на «Лендровере».

Езда по той же трассе (1 круг), но уже вслепую, проходила значительно веселее. Знатоки утверждют, что более 90% инсрормации водитель получает через органы зрения. Опытные водители с завязанными глазами ехали, как слепые котята, тыкались куда ни попадя, буксовали на месте в твердой уверенности, что движутся. Не без удовольствия, наверное, поплутал по трассе Палыч (ГАЗ 69, борт №9) с «просто Марией», штурманом-стюардессой.

Несмотря на возникшие разногласия во мнениях о способах охлаждения перегретого двигателя «джинн» и «аладдин», проще говоря разругавшиеся в пух и прах Дмитрий и Сергей («желтки»), победили в слепом слаломе. При этом не избежали лобового «контакта» с отдельно стоящей сухой сосной. Передний бампер сломан, сосна не пострадала.
Штурман: Бери правее! Ты что не видишь, куда едешь! Там же дерево!... БАБАХ!!!

Отдельно стоит сказать о экипаже Ивановых из Мурманска. Михаил и 15 летний Антон (отец и сын, на стандартной «Ниве» прошли всю трассу практически без посторонней помощи, немало удивив участников на УАЗах, поначалу предрекавших «Ниве» героический, но скорый финал. Семейный экипаж был заслуженно признан лучшим в рейде.
Доктор экспедиции, Андрей Примак из Мончегорска, вполне насладился ездой по буеракам на своем УАЗе. Работы по мед.просрилю ему, к счастью, не нашлось.
Село Варзуга встретило участников трофи-рейда колокольным перезвоном Успенской церкви, построенной поморами без единого гвоздя в 1674 году.

В деревне Кашкаранцы пришлось зависнуть на пол ночи и поднять тост за «обсохших». Сказался повышенный расход топлива при движении в песках. Напряжение среди участников было снято сообщением Организаторов, о том, что топливо уже отправлено к нам среди ночи из п.Умба. 100 км до заправки - это не проблема.

Пока ждали топливо запылал костер, зазвучали песни геологов-москвичей Антона и Славы, на наскоро накрытый стол среди нехитрой закуски наши друзья-французы водрузили бутылку дорогущего «Хеннеси». Экспедиция закончилась ночевкой на реконструированной поморской тоне Тетрина, где радушные хозяева угощали нас копченой «беломоркой» и семгой. Здесь же и подвели итоги Трофи-рейда и наградили победителей.
Михаил ЦАРЬКОВ, штурман экипажа, борт №2.